Административная преюдиция

Сегодня Уголовный кодекс РФ, в отличие от аналогичных законов большинства европейских стран, пока не содержит понятия уголовного проступка, то есть деяния, находящегося «на грани» между уголовным преступлением и административным правонарушением.


В то же время, уделяя должное внимание тем противоправным деяниям, степень общественной опасности которых при их неоднократном совершении значительно повышается, российский уголовный закон активно использует институт административной преюдиции.


Суть его в том, что, будучи ранее привлеченным к административной ответственности за однократное правонарушение, при его повторном совершении лицо подвергается уже уголовной ответственности.


Так, например, совершивший однажды мелкое хищение (от 1000 до 2500 рублей) злоумышленник подвергается административному наказанию по ч.2 ст.7.27 КоАП РФ. В случае же, если в течение года после вынесения постановления об административном наказании он вновь похитит имущество на указанную сумму, ему придется понести уже уголовную ответственность по ст.158.1 УК РФ.


Такая конструкция применена на сегодняшний день в рамках нескольких уголовных составов, в частности, при повторном нанесении побоев (ст.116.1 УК РФ), неоднократной розничной продаже алкоголя несовершеннолетним (ст.151.1 УК РФ), длительной неуплате алиментов (ст.157 УК РФ), нарушении правил дорожного движения лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние (ст.264.1 УК РФ) и др.


Примечательно, что до вступления в силу Федерального закона от 27.12.2018 года № 509-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указанная категория дел рассматривалась мировыми судьями, однако, начиная с 8 января 2019 года, она находится в юрисдикции районных (городских) судов.                      


Важность самого по себе института преюдиции для уголовного права сложно переоценить. Во-первых, его существование позволяет повторно не исследовать обстоятельства дела, касающиеся уже установленных ранее вынесенным приговором суда фактов. Во-вторых, способствует соблюдению принципа процессуальной экономии. В-третьих, повышает авторитет судебной власти и обеспечивает определенный уровень доверия между судьями, поскольку по сути своей не является способом проверки законности и обоснованности выносимых судебных решений.


В то же время, как и любой другой сложный механизм правового регулирования, административная преюдиция порождает немало правовых недосказанностей, противоречий и проблем.


Одна из них, связанная с чрезвычайно высокой нагрузкой мировых судей, рассматривавших огромный пласт уголовных дел указанной категории, как отмечалось выше, к счастью, уже решена. Выводы о том, насколько эффективной с точки зрения практической целесообразности стала передача дел с административной преюдицией в подсудность районных судов, пока делать рано. Вместе с тем, нельзя не отметить, что, как минимум на уровне теории, такое нововведение законодателя является наиболее оптимальным с точки зрения организации судопроизводства и отвечающим современным правовым реалиям.


Что касается иных проблемных вопросов, они на сегодняшний день, к сожалению, не решены.


Как должен действовать судья в случае, если в ходе преюдициального рассмотрения уголовного дела обнаружит существенные нарушения закона при осуществлении производства по делу об административном правонарушении? К какому виду ответственности – уголовной или административной, должно быть привлечено лицо, подвергнутое ранее административному наказанию за мелкое хищение по ч.2 ст.7.27 КоАП РФ, в случае совершения повторного мелкого хищения чужого имущества на незначительную сумму (до 1 000 рублей)? Как квалифицировать мелкое хищение, совершенное лицом, уже осужденным по ст.158.1 УК РФ, если не истек годичный срок давности по первому административному правонарушению по ч.2 ст.7.27 КоАП РФ, послужившему основанием для его осуждения: как новое административное правонарушение по ст.7.27 КоАП РФ или как еще одно преступление, предусмотренное ст.158.1 УК РФ?


Эти и многие другие вопросы в настоящее время находятся на повестке дня и становятся причиной неоднозначного толкования действующего закона.


Однако хочется надеяться, что нарастающий процесс дальнейшего совершенствования правовой системы Российской Федерации не обойдет стороной изученный нами институт и откроет перспективные, а главное, юридически определенные пути его правоприменительного развития.


Нет комментариев
Добавить комментарий